• Category Archives: Китай – финансовые новости

“Борясь с КНР, американцы забили неплохие голы в собственные ворота”

Например, вы кладете деньги в банк в фунтах или рублях, вам обязуются выплачивать проценты и основной вклад в фунтах и рублях. Вы думаете, что банк держит ваши деньги в фунтах или рублях. Нет, банк держит деньги в активах – акциях, деривативах и прочих ценных бумагах, которые дают прибыль. Банк держит деньги в производствах через кредитование их, банк держит деньги в государственных системах, если дает кредиты государствам. То есть, банк держит деньги не обязательно в фунтах и рублях, может в доллар, евро, юанях. Доллар привлекателен, поскольку выполняет через финансовые активы США функцию доллара как средства накопления. Но юань тоже выполняет функцию средства накопления. Деньги вкладываются в недвижимость, акции и прочие ценные бумаги. Мы не можем точно сказать, сколько долларов перекрасилось в юани из-за вложений в активы КНР через Сянган, сколько юаней перекрасилось в доллары из-за китайских вложений в США, сколько в корейские воны, в мексиканские песо и так далее. Капитал интернационализировался.

Если суммировать критику доллара, поскольку ФРС США, а не внешние силы владеют печатным станком, банковского мультипликатора и прочие финансовые навороты, то критику можно свести к главному – в Лондоне и Нью-Йорке организовали увлекательную финансовую игру под названием – сколько бы другие не работали, английские и американские банкиры всё равно будут богаче всех. Но они же придумали другую интересную игру – как вообразить, что вы боретесь с диктатурой доллара. Очень просто – боритесь с долларом как средством платежа, а доллар как средство накопления используйте для личного обогащения. Например, пусть КНР и РФ торгуют в рублях, а полученные доходы олигархи и чиновники будут вывозить в офшор и хранить в западных банках. Получим воображаемую независимость. Эта независимость будет тем занятнее, что курсы обмена окажутся привязанными к курсу доллара. Таковы современные нравы – указывают на некое зло, чтобы подсказать ненужный способ борьбы с ним.

Однако, важнейшими инструментами западного господства являются а) заведомо неправильные, навязываемые через разные кредитные и научные организации, способы управления экономикой б) заведомо искусственный курс валют. Достаточно вспомнить, что по сей день в РФ крупные собственники платят налоги на дивиденды в офшорах, а курс рубля является предметом международного согласования. Жесткий курс юаня тоже был предметом международного согласования. Китай не опускает курс юаня, в обмен Китай не прессингуют высокими пошлинами на экспортные товары. То есть, Трамп де факто нарушил соглашения о фиксированном курсе юаня. Лондон тоже нарушил, когда присоединился к санкциям, например, запретил использовать английские процессоры для мобильников, на развитие которых Китай вложил в Англию много денег именно под гарантии, что эти процессоры не станут предметом санкций, а мобильники будут экспортироваться из КНР, обогащая не только Китай, но и Англию.

Несколько лет назад (2014-2016 гг.) Китай потерпел убытков свыше триллиона баксов, поддерживая искусственно высокий курс акций Шанхай композит и курс юаня, допуская огромный вывоз капитала (порядка пары триллионов баксов в совокупности). Ещё тогда китайские экономисты требовали понизить курс юаня до 7 и даже 7,5 баксов за юань. То есть, нынешний курс юаня отнюдь не является разрушительным для китайской экономики. Китайцам ещё есть, куда ронять курс юаня. Можно до 7,5, можно до 7,8. Западная же политика проста – требовать, чтобы Китай не ронял курс юаня, а для компенсации убытков вынудить Китай продать золотовалютные резервы и тем самым обезоружить Китай финансово. Это тоже современные нравы – ложный путь борьбы рекламируется как самый рациональный.

Деньги из Китая тогда вывозили западные валютные спекулянты и олигархи Сянгана, Сингапура и Тайваня. Западные деньги пристроили в разных финансовых пирамидах, а деньги китайцев ЮВА нашли иное применение. Регион ЮВА развивался быстро, а стал развиваться ещё быстрее. Ситуация понятна – тайваньцы вкладывали в КНР деньги в реальную экономику и стали пристраивать их в ЮВА тоже в реальную экономику, тем более Тайвань имеет свои технологии, массу патентов и доступ ко многим технологиям КНР. Например, во Вьетнаме выплавка стали в 2018 году возросла на 20%. В 2017 году произвели 15 млн. тонн, а сейчас думают, выплавлять ли в 2022 году 40 млн. тонн или хватит 30 млн. тонн. О том, какими суммами оперируют китайцы в ЮВА, показывает скандал с Трампом, которому хотели дать взятку в миллиард баксов за отказ от санкций в виде половины стоимости туристического комплекса, строящегося под Джакартой в Индонезии. Комплекс в пару миллиардов баксов инвестиций это не проблема и взятка в миллиард баксов тоже не проблема. Весьма показательны санкционные пошлины ЕС против велосипедов из Пакистана, Камбоджи и ряда иных стран.

Вспоминаю старую статью 60-ых годов из американского журнала об инвестициях в Европу – американские инвестиции прочны, поскольку европейцы не обладают американскими технологиями, вдобавок, если уедут американские специалисты на родину, производства встанут. Но не только южнокорейцы могут в наши дни инвестировать в реальную экономику без зависимости от США. Показателен скандал с редкоземельным металлами, производимыми в КНР. Сперва писали, что у китайцев руда богаче. Только и делов – найти богатые месторождения у себя. Теперь вынуждены признать, что США не обладают аналогичными китайским технологиями выделения и переработки редкоземельных металлов. Американские технологии дают значительно более дорогую продукцию и загрязняют окружающую среду в разы больше китайских. То есть, китайская экономическая экспансия тоже имеет свою технологическую базу. Такого поворота событий игра Лондона и Нью-Йорка в стиле – вы работайте, а мы всё равно будем богаче вас – не предусматривала. Получается, что борьба с экономикой КНР увеличивает степень независимости многих стран мира от США и Европы именно в производственном и технологическом плане. К схожему результату приводит борьба с экономикой Южной Кореи.

Китай не владеет всеми современными технологиями, многие производства достаточно отсталые и требуют развития. Но и США лишились прежней монополии на технологии. Но развивающиеся страны получили из-за конкуренции технологий и наличия свободного капитала, вывезенного из КНР, стимул к развитию. В итоге мы видим увеличение сферы влияния китайского капитала. Это прежде всего ЮВА, затем Пакистан и Бангладеш, страны Африки, Иран, скоро начнутся крупные инвестиции в ряд арабских стран. Инвестиции в Латинскую Америку вряд ли станут главными для этого региона, но они всё равно велики. Запад сам создал ситуацию, когда ради своих спекулятивных интересов стимулировал отток капитала из КНР в 2014-2016 гг.

Борясь с КНР, американцы забили неплохие голы в собственные ворота – стимулировали развитие многих стран в сторону экономической независимости от США, заставили КНР больше вкладывать денег в развитие собственных технологий, побудили КНР к участию в гонке вооружений, которая для США бесперспективна, вошли в конфликт со многими перспективными странами. Конечно, ущерб Китаю нанесли весьма значительный, но и себя не пожалели. Однако, они не добились главного – не заставили КНР перейти к советской модели создания зоны влияния, когда СССР нес убытки ради содержания этой зоны влияния. Китайские частные капиталовложения используются исходя из рыночной целесообразности и приносят реальный доход не только принимающей стороне. Производимая продукция оказывается вполне конкурентноспособной и массово экспортируется в США и Европу. Достаточно вспомнить угрозу американских санкций против вьетнамского стального проката. Расходы на содержание китайских войск за границей пока нулевые из-за отсутствия этих войск. Это вам не содержание советской группы войск в Германии или военные операции РФ в Сирии. Наконец, это СССР боролся с западными джинсами, стереосистемами и автомобилями. Ныне США отбиваются от китайских джинсов и айфонов, того и гляди придется отбиваться от автомобилей. Самое главное, борьба с СССР не подрывала систему международной торговли и движения капитала.

Однако, пока США имеют ресурсы для проведения наступательной политики и способны нанести КНР ещё больший ущерб. Кризис отношений не достиг своего дна, торговые переговоры зашли в тупик. Впрочем, не открою ничего нового, если скажу, что борьба продлится не один год.
источник

Рост китайской экономики замедляется

Китайское экономическое чудо, профинасированное долгом на 300% ВВП, продолжает «трещать по швам» из-за торговой войны с США, ударившей по экспортерам и технологическим компаниям.

В июле промышленное производство в КНР выросло лишь на 4,8% — минимальную с 2002 года величину, сообщил в среду Госкомитет статистики.

Главным очагом слабости стал автопром, где объемы выпуска упали на 4,4% год к году. Полноценный обвал был зафиксирован в производстве коммерческих автомобилей — на 11,5% в годовом выражении.

Июльские данные оказались «шокирующе слабыми», отмечает экономист ING Ирис Панг: аналитики ожидали замедления промышленности, но куда более скромного — с 6,3% в июне до 6%.

Ниже прогнозов оказались все ключевые индикаторы: рост розничных продаж составил 7,6% при ожиданиях 8,6% и июньском значении 9,8%.

Объем инвестиций вырос на 5,7% против консенсуса в 5,8%, вложения в недвижимость прибавили 10,6%, тогда как рынок ждал 10,9%.

Рост промышленности в Китае замедляется, даже несмотря на масштабные стимулы в виде инфраструктурных строек за 4 триллиона юаней, а потребительский спрос слабеет вопреки снижению НДС, отмечает Панг.

Кредитные вливания в экономику, которые осуществляет Народный банк КНР (2,66 триллиона юаней в июне) пока также бессильны ускорить рост, поскольку КПД нового долга неуклонно снижается, а экономике нужно все больше ресурсов на обслуживание уже накопленных займов.

Решение администрации Дональда Трампа отложить намеченное на 1 сентября введение 10-процентных тарифов на 300 млрд долларов китайского импорта, которое впервые за все время торговой войны затронуло бы широкий спектр потребительских товаров — от одежды до электроники — вряд ли стоит рассматривать как победу Пекина, пусть даже временную, считает Панг: китайские компании по-прежнему отрезаны от американского рынка технологий, а девальвация юаня ниже отметки 7 за доллар бессильна помочь экспортерам, если на их продукцию наложены пошлины, а объем заказов снижается.

Помимо масштабных бюджетных стимулов и кредитных инъекций Китай будет вынужден пойти на смягчение денежной политики, прогнозируют в ING: в третьем и четвертом квартале центобанк, вероятно, снизит нормы обязательного резервирования на 50 базисных пунктов, освобождая банкам средства для инвестиций. Кроме того, на 10 б.п. могут быть снижены ставки репо.

Китай запустит собственную криптовалюту

Сотрудники народного банка Китая заявили, что пятилетняя работа над официальной криптовалютой cтраны закончена, они готовы запустить ее «в ближайшее время». Заместитель главы платежного подразделения банка Му Чанчунь добавил, что готовы ее архитектура и прототип.

«Можно сказать, что цифровая валюта Народного банка Китая уже готова к запуску», — сказал Чанчунь, он отметил, что их криптовалюта будет использовать двухуровневую операционную структуру. «На верхнем уровне будет находиться Народный банк Китая, ниже — коммерческие банки. Система двойной поставки удовлетворяет условиям нашей страны. Она может использовать наши ресурсы для повышения энтузиазма коммерческих банков и постепенного ввода в обращение цифровой валюты», — добавил он.

В Китае заработал аналог NASDAQ -биржа Star Market

В Китае заработала фондовая биржа Star Market, специализирующуюся на акциях высокотехнологичных компаний. Там уже зарегистрировались 140 компаний общей стоимостью $18,7 млдр.

В день открытия Star Market на бирже дебютировали 25 компаний. Ценные бумаги производителей чипов Anji и Montage Technology подорожали на 520% и 285% соответственно, а акции четырех из 25 компаний подскочили более чем на 200%. По данным Bloomberg, к закрытию первого дня торгов акции китайских компаний выросли на 140%.

Как отмечает Business Insider, резкий скачок на бирже — необычное явление для Китая. На Шанхайской и Шэньчжэньской биржах компании могут вырасти максимум на 44% в первый день торгов, а затем в пределах 10%. Аналитики считают, что Star Market притягивает инвесторов благодаря мощной поддержке китайского государства.

Компании могут выйти на Star Market без обращения в государственный регулирующий орган. Более того, они впервые могут участвовать в торгах без зарегистрированных данных о прибыли.

Председатель КНР Си Цзиньпин анонсировал запуск Star Market в 2018 году. Биржа должна была стать аналогом американского NASDAQ и специализироваться на акциях высокотехнологичных компаний. Таким образом власти КНР хотели вернуть китайские компании, например, Tencent и Alibaba, на родину.

Дефолт на рынке облигаций Китая достиг $13 триллионов

Этот год обещает стать рекордным по дефолтам на рынке облигаций Китая размером $13 триллионов, что указывает на усиление последствий правительственной кампании по ограничению уровня заемных средств.

За первые четыре месяца года объем дефолтов по корпоративному долгу в национальной валюте достиг 39,2 миллиарда юаней ($5,8 миллиарда), что примерно в 3,4 раза больше, чем за аналогичный период 2018 года, свидетельствуют данные, проанализированные агентством Блумберг. Темпы роста числа дефолтов более чем в три раза превышают показатели 2016 года, когда неплатежи приходились в основном на первое полугодие, в отличие от 2018 года. Тенденция ясна: если ничего не изменится, в 2019 году КНР обновит рекорд по дефолтам.

Власти продолжают требовать от банков кредитования частного сектора, особенно компаний малого и среднего бизнеса. В понедельник, например, центробанк смягчил требования к банковским резервам. В то же время команда президента Си Цзиньпина принимает меры, нацеленные на снижение доли теневого банкинга, где решения о выдаче кредитов в меньшей степени регулируются властями и где долговое бремя легче вырастает до опасного уровня.

Рост числа дефолтов, начавшийся в конце 2017 года и продолжающийся по сей день, объясняется дефицитом фондирования. В 2016 году, например, на кредитные рынки негативно повлияли усилия властей по сокращению избыточных производственных мощностей.

В Китае ежедневно открывается 18 тыс. новых компаний

Правительство Китая опубликовало ежегодный отчет. В среднем в стране ежедневно открывается 18 тыс. новых компаний. Также в стране наблюдается активный процесс урбанизации, в частности внутреннего переселения людей из деревень в города.

ВВП Китая вырос на 6,6% в 2018 году и превысил 90 трлн юаней ($13,4 трлн). За последние 20 лет этот показатель увеличился в 10 раз. В среднем в Китае ежедневно открывается около 18 тыс. новых компаний, за 2018 год рабочих мест в стране стало на 13,6 млн больше. В итоге общее число субъектов бизнеса превысило 100 млн.

В Китае в 2018 году около 14 млн человек из сельской местности получили постоянное городское жилье, и более 300 тыс км проселочных дорог были построены или реконструированы. Еще 4,1 тыс. км скоростных железных дорог были открыты — это примерно треть диаметра планеты Земля.

В России же ВВП вырос на 2,3 % в 2018 году и превысил 103 трлн руб. ($1,5 трлн), сообщает Федеральная служба государственной статистики. В среднем в России ежедневно открывается 862 новых компаний. Общее количество зарегистрированных юридических лиц снизилось в 2018 году на 6,5% — с 4,4 до 4,1 млн. Количество коммерческих компаний в 2018 году уменьшилось на 7,3% — с 3,7 до 3,4 млн.

Снижение налогов для бизнеса в Китае вызовет еще большую экономическую активность.

Источник: incrussia.ru

Власти в очередной раз снижают налоги для бизнеса для поддержки экономики

Власти Китая готовят меры по снижению налоговой нагрузки на бизнес для поддержки экономики, оказавшейся под ударом торговой с США и показавшей в прошлом году минимальные темпы роста за 28 лет.Как сообщает China Daily со ссылкой на источник в министерстве финансов КНР, в общей сложности налоговые стимулы составят 1,4 триллиона юаней, или 194 млрд долларов — на такую сумму снизятся изъятия из экономики в бюджет.

Снижение налоговых ставок является центральной задачей политики КНР в 2019 году, заявил изданию замглавы Государственного фискального управления Жэнь Жунфа. Это делается для содействия производству и частному предпринимательству, подчеркнул он.

Ключевым элементом реформы станет снижение налога на добавленную стоимость, рассказали Bloomberg источники в Пекине.

В настоящий момент в КНР действует три возможных ставки НДС — 6%, 10% и 16%. В рамках реформы верхний предел налога планируется снизить на 3 процентных пункта. Эти послабления коснутся в первую предприятий обрабатывающей промышленности — то есть сектора с максимальной добавленной стоимостью.

Официальное решение, по данным Bloomberg, может быть объявлено уже на этой неделе в рамках годовой сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВНСП), где во вторник с итоговым докладом об экономической политике выступит премьер Госсовета КНР Ли Кэцян.

Недобор налогов в бюджет Китай намерен компенсировать за счет увеличения государственного долга: выпуск госбондов, которые используются в том числе для финансирования инфраструктурных проектов, вырастет с 1,35 д 2,15 трлн юаней.

Целевой уровень дефицита бюджета при этом будет повышен с 2,6% ВВП до 2,8% ВВП.

Торговая между Китаем и США обостряется: чем это грозит?

По итогам торговых переговоров, состоявшихся в Пекине 14-15 февраля Китаю и США не удалось достичь соглашения, — пишет издание China Economy.

Переговоры будут продолжены в Вашингтоне уже через неделю. Сообщается, что дедлайн у этих переговоров установлен весьма жесткий — это 1 марта (вчера еще были надежды на то, что американцы соглаятся отсрочить его на 60 дней). В случае, если сторонам не удастся прийти к соглашению (а это наиболее вероятно, учитывая практически взаимоисключающие позиции сторон), США намерены повысить импортные пошлины на китайские товары с 10 до 25 %. В год это обойдется китайской стороне в четверть триллиона долларов.

Такое решение будет означать 1) ответные меры с китайской стороны, 2) дальнейшее торможение роста экономики Китая, 3) торможение роста мировой экономики. 4) Глобальный кризис о наступлении, которого говорят все, без исключения эксперты в области экономики стал еще ближе. 5) Все более вероятно то, что экономической войной дело не кончится: терпящий экономическое бедствие Китай может быть вынужден пойти на крайние меры во внешней политике, например, напасть на Тайвань.

Alibaba разрабатывает платформу где торговые операции на общую сумму менее $1 млн не будут облагаться пошлинами

 

Обладатель состояния в $38 млрд также высказался в поддержку свободной торговли и глобализации. Он отметил, что именно процесс интеграции дал толчок китайской экономике.

 

Стиранию торговых границ во многом поспособствовали смартфоны. «Люди получили возможность покупать, продавать, доставлять, платить и путешествовать в глобальных масштабах», — заявил Ма.

 

Многим кажется, что они не включены в глобальную парадигму, но со временем эта проблема будет решена, поскольку развивающиеся страны и мелкие предприятия подключатся к процессу.

 

В последние 20 лет рынок контролировали порядка 60 тысяч компаний, но скоро их число вырастет в тысячу раз — в первую очередь за счет мелких компаний, считает Ма.

 

Предприниматель также выступил в поддержку создания свободных торговых зон для небольших предприятий. Так, любые торговые операции на общую сумму менее $1 млн не должны облагаться пошлинами. Для этого Alibaba разрабатывает платформу глобальной электронной торговли (eWTP) совместно с Всемирной торговой организацией. Сервис как раз позволяет осуществлять беспошлинную торговлю, если сумма сделок не превышает $1 млн.

 

Торговая война Китая и США больно ударит по России

 

Российский валютный рынок и экономику ждут новые потрясения в 2019 году в том случае, если поставленный на паузу торговый спор Китая и США снова войдет в фазу эскалации.

 

Если к 1 марта американским и китайским переговорщикам не удастся достичь соглашения, а администрация Дональда Трампа пойдет на дальнейшее введение пошлин, обложив ими весь китайских экспорт, курс доллара может подняться до отметок 75-80 рублей, прогнозируют аналитики BCS Global Markets.

 

О начале переговоров Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин договорились на саммите G20 в Аргентине в начале декабря. Тогда же Белый дом согласился отложить на 90 дней введение пошлин на китайский экспорт объемом еще 200 млрд долларов.

 

Китай согласился увеличить закупки в США соевых бобов, снизить пошлины на американские автомобили, а также закупить крупные партий сжиженного природного газа, однако по ключевому вопросу – о краже технологий и интеллектуальной собственности – за два месяца переговоров прогресса достичь не удалось.

 

«Если торговая сделка заключена не будет, а США введут 25% пошлину на весь китайский импорт, по истечении короткого периода времени экономика Китая замедлится до 4,5-5%. В Европе и на многих развивающихся рынках, вероятно, начнется рецессия разной степени тяжести, при этом экономика США также окажется под угрозой», – пишут аналитик BCS Global Markets

 

Замедление роста в Китае в мире обвалит глобальный спрос на сырьевые товары. Цены на нефть могут обвалиться вплоть до 30 долларов за баррель Brent, следует из оценок БКС. В результате инфляции в России ускорится до 5,5-6%, а реальные доходы населения упадут шестой год подряд – на 2-3%

 

Другой риск заключается в том, что дисбаланс на рынке нефти, от цены которой зависит две трети валютных доходов российской экономики, возникнет по не связанным с торговой войной причинам – например, из-за с ненадлежащего соблюдения соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи, или очередного сюрприза от США с точки зрения эффективности нефтяных технологий страны, считают в БКС.

 

В этом случае падение нефти до 40 долларов за баррель взвинтит курс доллара до 70-72 рублей, реальные доходы населения упадут на 0,5-1%, и инфляция разгонится до 4,8-5%.

 

Чтобы рубль оставался крепким, ему нужны тепличные условия с полным отсуствием каких-либо внешних потрясений. Впрочем, и в этом случае рост курса российской валюты будет незначительным – до 62 рублей за доллар, прогнозирует БКС.

 

Рост ВВП в таком сценарии составит 1-1,5%, инфляция на конец года будет колебаться около 4,2-4,5% год к году, а реальные доходы населения вырастут на 1-1,5%.