Например, вы кладете деньги в банк в фунтах или рублях, вам обязуются выплачивать проценты и основной вклад в фунтах и рублях. Вы думаете, что банк держит ваши деньги в фунтах или рублях. Нет, банк держит деньги в активах – акциях, деривативах и прочих ценных бумагах, которые дают прибыль. Банк держит деньги в производствах через кредитование их, банк держит деньги в государственных системах, если дает кредиты государствам. То есть, банк держит деньги не обязательно в фунтах и рублях, может в доллар, евро, юанях. Доллар привлекателен, поскольку выполняет через финансовые активы США функцию доллара как средства накопления. Но юань тоже выполняет функцию средства накопления. Деньги вкладываются в недвижимость, акции и прочие ценные бумаги. Мы не можем точно сказать, сколько долларов перекрасилось в юани из-за вложений в активы КНР через Сянган, сколько юаней перекрасилось в доллары из-за китайских вложений в США, сколько в корейские воны, в мексиканские песо и так далее. Капитал интернационализировался.

Если суммировать критику доллара, поскольку ФРС США, а не внешние силы владеют печатным станком, банковского мультипликатора и прочие финансовые навороты, то критику можно свести к главному – в Лондоне и Нью-Йорке организовали увлекательную финансовую игру под названием – сколько бы другие не работали, английские и американские банкиры всё равно будут богаче всех. Но они же придумали другую интересную игру – как вообразить, что вы боретесь с диктатурой доллара. Очень просто – боритесь с долларом как средством платежа, а доллар как средство накопления используйте для личного обогащения. Например, пусть КНР и РФ торгуют в рублях, а полученные доходы олигархи и чиновники будут вывозить в офшор и хранить в западных банках. Получим воображаемую независимость. Эта независимость будет тем занятнее, что курсы обмена окажутся привязанными к курсу доллара. Таковы современные нравы – указывают на некое зло, чтобы подсказать ненужный способ борьбы с ним.

Однако, важнейшими инструментами западного господства являются а) заведомо неправильные, навязываемые через разные кредитные и научные организации, способы управления экономикой б) заведомо искусственный курс валют. Достаточно вспомнить, что по сей день в РФ крупные собственники платят налоги на дивиденды в офшорах, а курс рубля является предметом международного согласования. Жесткий курс юаня тоже был предметом международного согласования. Китай не опускает курс юаня, в обмен Китай не прессингуют высокими пошлинами на экспортные товары. То есть, Трамп де факто нарушил соглашения о фиксированном курсе юаня. Лондон тоже нарушил, когда присоединился к санкциям, например, запретил использовать английские процессоры для мобильников, на развитие которых Китай вложил в Англию много денег именно под гарантии, что эти процессоры не станут предметом санкций, а мобильники будут экспортироваться из КНР, обогащая не только Китай, но и Англию.

Несколько лет назад (2014-2016 гг.) Китай потерпел убытков свыше триллиона баксов, поддерживая искусственно высокий курс акций Шанхай композит и курс юаня, допуская огромный вывоз капитала (порядка пары триллионов баксов в совокупности). Ещё тогда китайские экономисты требовали понизить курс юаня до 7 и даже 7,5 баксов за юань. То есть, нынешний курс юаня отнюдь не является разрушительным для китайской экономики. Китайцам ещё есть, куда ронять курс юаня. Можно до 7,5, можно до 7,8. Западная же политика проста – требовать, чтобы Китай не ронял курс юаня, а для компенсации убытков вынудить Китай продать золотовалютные резервы и тем самым обезоружить Китай финансово. Это тоже современные нравы – ложный путь борьбы рекламируется как самый рациональный.

Деньги из Китая тогда вывозили западные валютные спекулянты и олигархи Сянгана, Сингапура и Тайваня. Западные деньги пристроили в разных финансовых пирамидах, а деньги китайцев ЮВА нашли иное применение. Регион ЮВА развивался быстро, а стал развиваться ещё быстрее. Ситуация понятна – тайваньцы вкладывали в КНР деньги в реальную экономику и стали пристраивать их в ЮВА тоже в реальную экономику, тем более Тайвань имеет свои технологии, массу патентов и доступ ко многим технологиям КНР. Например, во Вьетнаме выплавка стали в 2018 году возросла на 20%. В 2017 году произвели 15 млн. тонн, а сейчас думают, выплавлять ли в 2022 году 40 млн. тонн или хватит 30 млн. тонн. О том, какими суммами оперируют китайцы в ЮВА, показывает скандал с Трампом, которому хотели дать взятку в миллиард баксов за отказ от санкций в виде половины стоимости туристического комплекса, строящегося под Джакартой в Индонезии. Комплекс в пару миллиардов баксов инвестиций это не проблема и взятка в миллиард баксов тоже не проблема. Весьма показательны санкционные пошлины ЕС против велосипедов из Пакистана, Камбоджи и ряда иных стран.

Вспоминаю старую статью 60-ых годов из американского журнала об инвестициях в Европу – американские инвестиции прочны, поскольку европейцы не обладают американскими технологиями, вдобавок, если уедут американские специалисты на родину, производства встанут. Но не только южнокорейцы могут в наши дни инвестировать в реальную экономику без зависимости от США. Показателен скандал с редкоземельным металлами, производимыми в КНР. Сперва писали, что у китайцев руда богаче. Только и делов – найти богатые месторождения у себя. Теперь вынуждены признать, что США не обладают аналогичными китайским технологиями выделения и переработки редкоземельных металлов. Американские технологии дают значительно более дорогую продукцию и загрязняют окружающую среду в разы больше китайских. То есть, китайская экономическая экспансия тоже имеет свою технологическую базу. Такого поворота событий игра Лондона и Нью-Йорка в стиле – вы работайте, а мы всё равно будем богаче вас – не предусматривала. Получается, что борьба с экономикой КНР увеличивает степень независимости многих стран мира от США и Европы именно в производственном и технологическом плане. К схожему результату приводит борьба с экономикой Южной Кореи.

Китай не владеет всеми современными технологиями, многие производства достаточно отсталые и требуют развития. Но и США лишились прежней монополии на технологии. Но развивающиеся страны получили из-за конкуренции технологий и наличия свободного капитала, вывезенного из КНР, стимул к развитию. В итоге мы видим увеличение сферы влияния китайского капитала. Это прежде всего ЮВА, затем Пакистан и Бангладеш, страны Африки, Иран, скоро начнутся крупные инвестиции в ряд арабских стран. Инвестиции в Латинскую Америку вряд ли станут главными для этого региона, но они всё равно велики. Запад сам создал ситуацию, когда ради своих спекулятивных интересов стимулировал отток капитала из КНР в 2014-2016 гг.

Борясь с КНР, американцы забили неплохие голы в собственные ворота – стимулировали развитие многих стран в сторону экономической независимости от США, заставили КНР больше вкладывать денег в развитие собственных технологий, побудили КНР к участию в гонке вооружений, которая для США бесперспективна, вошли в конфликт со многими перспективными странами. Конечно, ущерб Китаю нанесли весьма значительный, но и себя не пожалели. Однако, они не добились главного – не заставили КНР перейти к советской модели создания зоны влияния, когда СССР нес убытки ради содержания этой зоны влияния. Китайские частные капиталовложения используются исходя из рыночной целесообразности и приносят реальный доход не только принимающей стороне. Производимая продукция оказывается вполне конкурентноспособной и массово экспортируется в США и Европу. Достаточно вспомнить угрозу американских санкций против вьетнамского стального проката. Расходы на содержание китайских войск за границей пока нулевые из-за отсутствия этих войск. Это вам не содержание советской группы войск в Германии или военные операции РФ в Сирии. Наконец, это СССР боролся с западными джинсами, стереосистемами и автомобилями. Ныне США отбиваются от китайских джинсов и айфонов, того и гляди придется отбиваться от автомобилей. Самое главное, борьба с СССР не подрывала систему международной торговли и движения капитала.

Однако, пока США имеют ресурсы для проведения наступательной политики и способны нанести КНР ещё больший ущерб. Кризис отношений не достиг своего дна, торговые переговоры зашли в тупик. Впрочем, не открою ничего нового, если скажу, что борьба продлится не один год.
источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники